«Православные пишут…» . Эссе «Надежда». Автор Игорь Резник.

Надежда

Как просто пишется это слово и какова глубина его смысла. Сразу вам скажу, что мне известен этот великий треугольник «Вера, Надежда, Любовь», но захотелось вычленить одно понятие, и разобраться. Нет, вовсе не в том, может ли оно работать отдельно, предполагая неразрывность… В этом слове привлекла многоплановость, определяющая влияние на широкий спектр жизненных ситуаций, и что, на мой взгляд, не менее важно – это концентрация внутреннего ресурса человеческих возможностей, под действием наличия вот этой самой надежды. У Ожегова, дословно, написано следующее: «Надежда – это вера в осуществление чего-нибудь радостного, благоприятного». Видите, как близки стороны нашего треугольника: надежда – это вера, а вера, в свою очередь, предполагает любовь.

Вот я, например, совсем недавно начал писать. И заставил меня писать страх, что человеческая память не вечна, и весь мой опыт общения с близкими, опыт побед и поражений, опыт достижений и разочарований, будет утерян из моей памяти; следовательно, не будет передан потомкам. Как здорово – движет страх; но пишу не ради страха, а потому, что есть надежда быть услышанным и, даже, немножко понятым.

Любой, даже начинающий, врач, скажет, что вылечить больного, без активной помощи самого больного, практически нельзя. А когда пациент станет сотрудничать с лечащим врачом? Правильно, только тогда, когда в душе сохраняется надежда. Не зря говорят «надежда умирает последней».

Растет ребенок. Каждый (нормальный) родитель убежден, что его чадо самое талантливое, и надеется, что оно вырастет и займет достойное место в людском содружестве. И если эта надежда, со временем, сохраняется, не вмешиваются злые силы, и дьявол не попутает, то подросшее дитя, ободренное энтузиазмом и надеждой взрослых, пытается ответить активным развитием, и результат не заставит себя ждать.

Когда начинал писать книгу, описывая свое детство, вспомнил слова своего деда. Для него, как для сапожника, главными в стране были: наша дворничиха (видимо, из-за близкой связи с участковым), и финансовый инспектор, который обладал неограниченными возмож-ностями при определении штрафных санкций. Сегодня трудно представить, чем могут напугать эти две особы, но для переживших 30-е годы прошлого столетия, это было совершенно понятно. А слова его были очень простые, но с огромной надеждой. Обращаясь к моей матери, он сказал: «Лиза, твой сын настолько талантлив, что когда вырастет, он даже дворником может стать!». Во мне на всю жизнь сохранился энергетический запас дедушкиной надежды; помог стать и председателем исполкома, и, даже, народным депутатом, и главное, состояться человеком.

Мне кажется, что очень важно для родителей, не только зажечь фитиль надежды в раннем возрасте ребенка, но и потом, несмотря на все разочарования, часто беспричинные, сохранять свою надежду до момента реализации таланта, и снова зажечь ее у себя и у ребенка для новых свершений. Как только родители говорят «думали, вырастим ребенка, а вырастили оболтуса», они убивают надежду в себе, и на долгие годы, а может, и на всегда, забирают это прекрасное чувство у своего ребенка.

Если заглянуть вглубь любого ремесла, то, в основе положительного результата, изначально лежит надежда. Причем, если развитие событий приближает к цели, то надежда набирает силу. Она стремится к своей новой модификации – уверенности, а в корне этого понятия – вера. Или иначе, мы находимся у веры, т. е. уверенны.

Часто, на экранах наших телевизоров, показывают зал, заполненный руководством аэрокосмического комплекса, наблюдающим за стартом космического аппарата. На старте безмолвно стоит творение человеческого мозга и человеческих рук, оно ждет сигнал с командного пункта. Люди, сидящие в зале, так или иначе, причастны к моменту истины. На них – огромный груз ответственности: потрачены миллиарды бюджетных денег, на карту поставлен престиж страны и, конечно же, их судьбы. Но они спокойны, а основа их спокойствия – это надежда, переходящая в уверенность и, как правило, они побеждают. Но вот, случилось так, что не сработал двигатель очередной ступени, и ракета, вместо другой планеты, ошибочно выводит спутник на траекторию земной орбиты, да еще с угрозой падения на Землю. Я не фантазирую, а описываю ситуацию, которая произошла в ноябре прошлого года в России; и, сейчас, ученые всего мира гадают, когда и куда свалятся 200 кг металла на голову землян, и, кстати, час тот недалек. Американские ученые утверждают, что это произойдет 14-15 января этого года. Что должны делать тысячи ученых, причастных к этой катастрофе: впасть в уныние, потерять надежду? Это путь в никуда. Уверен, после глубочайшего анализа и внесенных корректив, они восстановят утраченную на мгновение надежду, и сообщат миру о новых успешных стартах.

Существует еще одна разновидность надежды – это надежда на что-нибудь или кого-нибудь. Диапазон жизненных ситуаций, где необходимо сохранить такую форму надежды, бесконечен. Но, каждый раз, если есть один шанс из тысячи, побеждает тот, кто не теряет надежды.

В автомобильной катастрофе известный спортсмен получает тяжелейшую травму; ему ампутируют ногу, он потерял надежду. Какой волей должен обладать человек, чтобы ее, родненькую, упросить вернуться в сердце, или еще какое-нибудь место… Ведь до сих пор еще никто не установил точное расположение надежды. С другими составляющими природы человека как-то проще. Принято считать, что ум – в коробке головного мозга, совесть – в сердце, а интуиция – это, видимо, прерогатива разума клетки, печаль, так точно – в сердце. Все как-то «пристроились» нашли свою «избушку». А вот душа, дух, надежда – их «дом» ограничен поверхностью человека; они являются его неотъемлемой частью, во многом определяющей судьбу тела.

И вот, представьте себе, человек, потерявший конечность, но не утративший надежду, через некоторое время, надев изобретенный учеными протез, обращается с просьбой разрешить ему участвовать не в первенстве двора или улицы, а в Олимпийских играх, получает такое разрешение, бежит и становится призером. Обращаю ваше внимание на то, что это не плод моей разбушевавшейся фантазии, а реальность, осуществленная совсем недавно.

Сколько раз мы были свидетелями того, что при абсолютно равных условиях, один погибает, допустим, от переохлаждения – он утратил надежду на спасение, и его организм, вслед за этой утратой, прекращает бороться. А второй, рядом, в той же воде, но он надеется, его организм продолжит бороться, и, в итоге, он вознагражден: спасен, и на всю жизнь сохраняет память об ушедшем.

Принято считать, что шести минут в воде с температурой +2 градуса достаточно для смерти. А я, на днях, в одной из программ российского телевидения, наблюдал за экспериментом добровольцев, которые, опытным путем, доказывали, что теория смерти при переохлаждении в течение нескольких минут работает только тогда, когда умирает надежда, скисает воля, и сигнал мозга говорит «сопротивление бесполезно». Добровольцы легко преодолевали критический барьер, а некоторые, увеличили его в несколько раз. Для спасения охлажденных, чаще всего, этого времени достаточно, даже с излишком. Известно из практики, что помощь приходит в интервале от 20 до 40 минут, т. е. значительно быстрее, чем исчерпан человеческий ресурс. В итоге – тысячи спасенных.

Этот перечень может быть бесконечным. Вспомните сами, как важно сохранять надежду, что ты обязательно найдешь друга, надежду на то, что полоса неудач пройдет. При этом, могут появиться те, кто скептически отнесется к вашей надежде, пусть, даже, это происходит без злого умысла, просто по убожеству и непониманию. Что можно здесь сказать? В жизни, как и в лесу, всякий зверь водится, и у каждого есть право быть. Но у здоровых духом людей нет права быть на них похожими. Интересно, но спор о божественном или материалистическом происхождении человека до сих пор в разгаре. Я, как и все мои сверстники, был воспитан упрямыми материалистами, и Дарвин был для нас высочайшим авторитетом. Но я подрос, и возникли вопросы. Учение Дарвина тут не помогало, нужны были новые авторитеты. Простой пример: на улице трое хулиганов пристали к хлипкому, с виду, парню. Я стою рядом, не успеваю осмыслить происходящее, а хлюпик мгновенно превращается в действующий вулкан. Один хулиган лежит и воет, двое других успевают убежать. Стоящие рядом говорят: «Вот дух у парня!». Чаще наоборот. Стоит амбал с мышцами быка, к нему подходят три хилых сорванца, «бык» отдает содержимое карманов, утирает разбитый нос и, покорно склонив голову, покидает поле боя. И тогда стоящие рядом говорят: «Что с него возьмешь – у него духа нет». Казалось бы, главный фигурант боя – сила мышц, а, на самом деле, – победа за духом.

Возвратимся к ученым, изучающим происхождение человека. Их объяснение относительно нашей привязки к обезьяне основано на идентичности ДНК. Правда, последние исследователи договорились до того, что мы не произошли от обезьяны, а являемся ее разновидностью. Я настаиваю на том, что любые исследования, ограниченные тканью человеческого тела – некорректны. Способно ли наше тело жить без ума, духа, размышлений и переживаний, и наконец, без веры и надежды? Безусловно – нет. А можно ли определить ДНК любой из этих составляющих? А можно ли, вообще, наследственностью объяснить их присутствие в нашем теле? И, с помощью какого инструмента, эти ученые отцы проводят исследования? Кто-то из них видел свой ум под микроскопом? А если всего этого нет, то у человечества есть один выход – поверить в Божественную суть нашего происхождения. И, если бы ученые тысячи лет не вводили бы в блуд все человечество, то и мы все жили бы по законам Божиим, а не по понятиям. Согласитесь, если любое государство – это аппарат насилия, то нетрудно догадаться, что любые, даже самые добрые, законы созданы для защиты этого насилия.

Я очень надеюсь, что придет время, и все будет иначе. Надежда – это удивительная составляющая нашей души, дающая нам веру в осуществление радостного и благоприятного.

Количество просмотров: 66.

Posted in Без рубрики.

Добавить комментарий