«Православные пишут…» . Святитель Иннокентий Одесский, архиепископ Херсонский и Таврический в дни блокады и нападения англо-французского флота на Одессу в 1854 году . Составитель Калугин Г.А.

       Во все трагичные дни блокады и обороны Одессы от нападения англо-французского флота в апреле 1854 года Высопреосвященнейший Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический нёс свою архипастырскую службу, неизменно вдохновляя и ободряя одесситов. Об этом рассказывают многочисленные публикации того времени.

          В Великий Четверток, 8 апреля 1854 года, неприятельский флот уже стоял пред Одессой во всём страшном своём вооружении. Высокопреосвященнейший Иннокентий совершал Божественную литургию в Кафедральном соборе. Молящийся народ был смущён. Со словом Евангельского утешения обратился Иннокентий к молящимся и сказал: «Да не смущается сердце ваше, веруйте в Бога и в Мя веруйте. Дерзайте, яко Аз победих мир». Когда, — вопрошал святитель, — открываются предстоящие нам искушения? Открываются вместе с началом страданий Христовых: таким образом мы будем проходить их, так сказать, под сению Креста Христова… Самый день нынешний, в который явились противу нас враги, служит уже для нас знамением во благо»…

           На другой день, в Великий Пяток, англичане и французы теснее обложили берег… Архиепископ же Иннокентий стоял на Божественной страже и проповедовал…

           В тот день, 9 апреля архиепископ Иннокентий написал барону М.А. Корфу: «Со вчерашнего числа весь рейд наш покрыт англо-французскими кораблями, и мы в полной блокаде… Обстоятельства чрезвычайные и нерадостные; но, я не знаю почему, что-то в них нет действительно страшного… Что ободряет нас? То, что наше дело и правое, и святое. Это чувствует каждый, и готов на всё. А затем – православное воинство наше видало и не такие полчища, мерилось и не с такими врагами и оставалось победоносным. Теперь же оно всё горит нетерпением пролить всю кровь свою за Гроб Господень и за Веру Православную».

         10 апреля в Великую Субботу, англичане и французы начали «правильную», то есть методичную, бомбардировку Одессы… меж тем, среди Кафедрального собора возвышалась Святая Плащаница Господня… Архиепископ Иннокентий совершал Божественную литургию…

         Княжна Варвара Николаевна Репнина свидетельствует: «…мы отправились в собор, где служил сам преосвященный Иннокентий. Во всех углах собора стояли аналои, и священники исповедывали. Загудел первый удар, затрещало в куполе, у преосвященного на бороде ни один волосок не дрогнул: он продолжал служение медленно, благоговейно… Богослужение близилось к концу; пели причастный стих; вдруг раздался оглушительный взрыв.

      Тогда, — по свидетельству очевидца, — крепкие стены соборного храма поколебались; стёкла задребезжали, пение умолкло, и народ, поражённый страхом, опустился на церковный пол. Всем представилось, что купол собора от сотрясения разрушится. Раздались рыдания и вопли… И в эти минуты едва ли не один Иннокентий сохранил полное присутствие духа! Царские врата отверзлись… Выждав, пока испуганный народ пришёл в себя, Владыка вышел вон из алтаря, взял пастырский жезл и начал беседу: «И так, вы не решились оставить Гроба Спасителя своего и в эти грозные минуты, когда смерть и пагуба носятся над собственными главами вашими!… Приветствую вас, возлюбленные, с сим святым жребием Иосифа, Никодима и Жен Мироносиц, кои также среди немалых страхов и опасений от иудеев погребали Учителя и Господа Своего. Вы не оставили его теперь! Он, Преблагий, не забудет и не оставит вас в тот великий и страшный день, когда уже не слабые перуни человеческие будут летать по воздуху, а самые «небеса мимо идут с шумом, самые стихии сжигаемы, разорятся, а земля и яже на ней дела – сгорят». А вы, возлюбленные сослужители наши, — заключил Владыка свою беседу, — столь бодрственно доселе стоявшие с нами на духовной страже у Креста Христова, удвойте и утройте усердия и попечения ваши, дабы к наступающей Священно-таинственной ночи всё было уготовано по чину церковному».

         По воспоминаниям К. Скальковского: «Неприятельские снаряды долетали до Кафедрального собора на Преображенской площади… Мы были с братом и в соборе как раз в тот момент, когда одна их бомб лопнула вблизи Соборной площади. Молящиеся, которых было много, хотя далеко до наполнения церкви, зашевелились, но остались в церкви. Архиерей сказал приблизительно следующее: «Вы слышали громы неприятеля, они возвещают славу России».

       В связи с нападением на Одессу, означавшим реальное начало военных действий Англии и Франции против России, в день празднования Пасхи Христовой Император Николай I подписал специальный манифест, которым призывал достойно противостоять врагу.

       На рассвете, в Пасхальный день 11 апреля взбешенный неудачами противник направил к городу тот же фрегат, действиями которого была организована провокация против мирного торгового города. Ещё 27-го марта он испытал уже меткость защитников Одессы, сбивших спесь агрессора единственным ядром. И вновь, как накануне, с судна полетели ядра в сторону батарей. Враг с пиратскими манерами получил достойный ответ — в его корпус и мачту впились ядра, палуба обагрилась кровью матросов. Сделав без толку около двух десятков выстрелов в разных направлениях «яростный» корабль стремительно ретировался. Больше противник, получивший решительный отпор, нападать не пытался.

        В среду Светлой Седмицы — 14 апреля объединённая англо-французская эскадра ушла ни с чем в сторону Крыма, похоронив прежде по морскому обычаю в водах Одесского залива своих погибших без славы моряков, среди которых и французского капитана, оставив одесситам на память хорошо известные ассоциации времён «королевских пиратов». Часть кораблей противник отправил на ремонт. На австрийском судне были доставлены в Одессу захваченные ранее 49 моряков — шкиперы и матросы российских торговых судов.

       Немедленно по уходу с одесского рейда вражеских кораблей Преосвященный Иннокентий отслужил в Свято-Преображенском соборе благодарственный молебен. На следующий же день после литургии в соборе архипастырь, все дни опасности мужественно поддерживавший свою паству, произнёс пламенную проповедь: «Честь и слава Одессе! Она (…) подала прекрасный пример любви к отечеству! (…) Отныне наш город займёт место в числе достоуважаемых городов земли отечественной! Как Киев, Новгород, Владимир, Смоленск имеют каждый какой-то приснопамятный год славы, так и Одесса будет иметь навсегда свой славный год 1854». В тот же день состоялся общий с церковным обрядом парад войск гарнизона.

         За свою твёрдость город удостоился Высочайшей грамоты Императора Николая I от 26-го апреля:

«Жителям Нашего любезно-верного г. Одессы.

           Английский и французский флоты, войдя в Чёрное море, устремились тому несколько дней, на мирный и открытый Европейской торговле город Одессу. Генерал-Адъютант, барон Остен-Сакен, свидетельствуя о блистательном мужестве, с которым покушения неприятеля отражены военною силою, довёл также до Нашего сведения, что среди угрожавшей жителям опасности, внутреннее спокойствие соблюдалось ими без малейшего нарушения, и что они с примерным усердием исполняли все распоряжения местных властей.

     Сознание долга, указываемое святою верою и преданностью к престолу, одушевляет к искреннему утешению всех любезных Нам верноподданых. В Одессе же достохвальное чувство это явилось в полном развитии под громом неприятельских орудий.

         Твёрдость и самоотверженность жителей сего города не могли не обратить на себя Нашего внимания и Нам приятно изъявить всем сословиям онаго по этому случаю особенное Наше благоволение».
Вручение и прочтение этой грамоты было назначено в день святителя Николая-Чудотворца, 9-го мая. В Спасо-Преображенском соборе собрались все начальствующие и служащие лица города, консулы, представители сословий и вся аристократия. Соборная площадь была наполнена войсками и народом. Барон Остен-Сакен, окружённый свитой внёс грамоту в собор и положил на специально приготовленный аналой. Божественную литургию отслужил преосвященный Иннокентий. После чего Высочайшая грамота была прочитана торжественно в соборе и передана генерал-губернатору Анненкову для перенесения в тожественном шествии сначала к памятнику Ришелье, где снова была оглашена, а затем в городскую думу.

      Подвиг же архипастыря Император Николай I отметил специальным Высочайшим рескриптом и наградой:

«Преосвященный архиепископ Херсонский Иннокентий! В тяжкий и вместе достославный для Одессы день испытаний, когда союзники врагов имени Христова, дерзнув нарушить святость великия субботы, были, при всесильной помощи Божией, отражены храбрыми нашими войсками, вы, с твёрдостью духа, достойною пастыря душ, священнодействуя под выстрелами неприятельских орудий и назидая паству словом веры и упования, содействовали и сами лично, и через подчинённое вам духовенство к ободрению жителей и к сохранению общего порядка и спокойствия, — и пламенная всех к Господу сил прибежность увенчалась небесным благословением Нашему оружию.

       В ознаменование особенного Монаршего благоволения к столь доблестному служению вашему, Всемилостивейше жалую вам препровождаемый при сем алмазный крест, для ношения на клобуке.

Поручая Себя молитвам вашим, пребываю всегда вам благосклонный».

НИКОЛАЙ.
Петергоф, 25-го июня 1854 года.

           К 30 сентября 1855 года почти весь состав бывшего на Чёрном море боевого флота Англии, Франции, Турции и Италии, состоявший из 96-ти линейных кораблей, пароходов и плавучих батарей, вновь обложил Одессу. Весь огромный флот стал на рейде перед городом в боевом порядке. Казалось, что город обречён… Архиепископ Иннокентий приказал звонить в соборный колокол, и созвав граждан на площади у собора стал служить пред Касперовским образом Богородицы молебствие, а вечером накануне праздника Покрова Богородицы – покаянный канон. Верующие молили Небесную Заступницу пощадить город, а архиепископ Иннокентий высоко поднимал пред собой чудотворную икону и благословлял народ на все четыре стороны. В день Покрова Пресвятой Богородицы после литургии вновь было отслужено молебствие с жаждущими спасения православными, и вечером того же дня весь неприятельский флот без единого выстрела ушёл с Одесского рейда.

(По книге: Щеголевский альбом. Сборник. — Одесса, 1905)

          В связи с 50-летием событий первой обороны Одессы на Думской площади был открыт памятник подвигу защитников города — первый военно-исторический памятник города. На мраморе пьедестала, на котором установлена трофейная пушка с английского фрегата «Тигр», высечено имя прапорщика А.П. Щёголева – первого героя-защитника Одессы.

       В 1997 году архиепископ Иннокентий был причислен к лику святых Одесской епархии Украинской православной церкви. 1 сентября 2013 года возле восстановленного Спасо-Преображенского собора, в котором пребывают мощи святого, митрополитом Киевским и всея Украины Владимиром был торжественно открыт памятник архиепископу Херсонскому и Таврическому — святителю Иннокентию Одесскому. Памятник создан трудами митрополита Одесского и Измаильского Агафангела. Фигура святителя выполнена в полный рост, на гранитном пьедестале; в руках свт. Иннокентий держит Касперовскую икону Божией Матери.

Количество просмотров: 87.

Posted in Без рубрики.

Добавить комментарий