Рубрика «Православные пишут …» . Прихожанка храма Татиана Челабчи . «Ловец»

Андрей уже в течение многих долгих и горячих дней шел по этой стране. Она почти ничем не отличалась от Эллады. Люди, почти такие же, смуглые, горячие, песни – таинственные были наполнены неизбывной тоской и поражали смирением, танцы – ритмичные, как и греческие хоросы, танцевали все вместе, будто совершая ритуал. Он очень устал. Он знал, что пройдя еще немного и поднявшись на выплывший впереди склон, должен увидеть море.

И вот оно лежит, чуть внизу, мягко лаская золотой песок берега. Как мальчик вприпрыжку Андрей сбежал к воде, сбросил сандалии и опустил в пряную теплую, щекочущую воду израненные ноги. Вода была очень приятна, она отличалась от эгейской волны. Он увидел свои ноги в воде освещенные солнцем и поразился красивому зеленоватому оттенку. Он громко рассмеялся и растянулся на влажном ароматном песке. Эта удивительная вода древнего моря дарила ощущение счастья.

Кажется, ему снился сон. Ему снился  брат старший, сильный. Снилось, как плескалась в неводе перламутровая рыба, вдруг одна рассмеялась и обрызгала его водой. Вода попала в глаза и он, задыхаясь от счастья, протерев рукой, увидел сидящего на корточках рядом, Учителя, что чертил на влажном песке фигуры. Равви! Закричал Андрей,- Ты здесь? Он очень хотел увидеть Учителя снова. Он рвался из оплетшего его члены чудного сна к действительности. Андрей открыл глаза и рывком сел. Сердце бешено колотилось, будто он, тонущий, рванулся  из глубины  наверх, к свету.

Рядом, на корточках сидел человек в белой холщовой рубахе, босоногий. Он мягко улыбался:

— Учитель, я еле нашел тебя, ты ушел так быстро и мы растерялись…

— Кто ты я не знаю, но ты знаком мне, ты слушал меня.

— Да, я всегда приходил на твои собрания, где мы все молились и ты крестил меня. Имя мне Фотиан.

— Речь твоя странна, ведь ты  не грек.

— Я не грек и не фракиец. Моя земля начинается от этого теплого зеленого моря и простирается вдоль большой реки далеко на север до самого ледяного моря. Греки называют ее Гипербореей, а мы зовемся  руссами, а свою страну величаем Русью. В моей стране на склонах холмов растут густые леса, а в них водятся медведи и волки, лисы и зайцы. Орлы летают высоко в небе, но они не в силах увидеть мою землю от края до края. Реки глубоки и быстры, а в них плещется много рыбы, и медведи ловят ее лапами, поднимая сонмы светящихся брызг. Мужчины сильны и ловки и не боятся ни кабана, ни медведя. Женщины сильны, гибки и ласковы и очень красивы. А еще мы верим, что придет Бог к нам и молимся об этом.

— Вы же язычники и не знаете  Единого Бога. Молитесь вы идолам, что защищают и охраняют вас.

— Учитель! Мы не верим идолам, они для нас просто лесные духи, что живут рядом с нами. Мы их задабриваем, чтобы они не вредили нам, чтобы помогали нам. А молимся мы тому, кто над нами, тому, кто вне нас и кто внутри нас. Когда я услышал тебя, я понял, что моей дороге пришло окончание, ибо я нашел тебя, твоего и моего Учителя, что дал нам свет и знание, Отца нашего небесного. Идем со мной. Крести нас во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

— Ты знаешь, у нас в Вифсаиде, всегда было много эллинов и я выучил их язык. Я продавал им рыбу. Они веселые, не могли выговорить мое имя и называли меня Андреас – мужчина, а мою собачку – Скилаки, собачка. Я по вечерам, уходил подальше от города и смотрел на звезды и слушал ночь. Я очень хотел увидеть Бога, а потому не имел семьи как брат. Я крестился водой, у Иоанна, и просился к нему в ученики, а Иоанн сказал: «Скоро придет тот, за которым ты пойдешь». И я увидел Его. В реку вошел Человек, и стало так жарко и тихо. И, как облако в виде птицы или птица, белая над ним и Голос. Когда я пришел в себя, Его уже не было, а Иоанн сказал: «Иди за ним, это Агнец Божий». Я побежал что есть силы и догнал Его. Он сидел на песке и что-то чертил.

— Раввуни, возьми меня с собой.

— Он рассмеялся: ты кто, юноша?

— Я – рыболов, мы с семьей брата ловим рыбу, но я хочу увидеть Бога, а зовут меня Андрей.

— Конечно, вдвоем лучше.

Я принес рыбы, развел огонь. Смеркалось.

— Посмотри вокруг, Андрей, как прекрасен мир, в котором мы живем… Солнце садилось, и море зажглось фиолетовым, а затем зеленоватым светом, а Учитель говорил…

— Так я остался с Ним, а потом пришел и Симон. Он тоже крестился у Иоанна, но все-таки семья, и Симон возвратился домой. Когда Иоанна схватили, Симон оставив промысел на поручение близким, пришел к нам. «Идите за мною, и  Я сделаю  вас ловцами человеков», — сказал Он. Затем пришли Иаков и Иоанн Зеведеевы. «И ходил Иисус по всей Галилее, уча в синагогах их и проповедуя евангелие Царствия, исцеляя всякую болезнь и немощь в людях» (Мф. 4, 17, 18). Приходило много людей слушать и учиться у нашего Равви. Мы  были рядом с Ним и внимали каждому Его слову.

— Учитель, я видел как ты оживил мальчика, разорванного собакой.

— Это не я, это Господь через меня. Я только сложил ребенка и обратился к Нему и положил руки.

Все возможно если веришь всей душой, всем сердцем. А, знаешь, Фотиан, мы передохнем немного и пойдем в твою страну, там, где холмы, лес и медведи; где сильные, добрые и смелые люди; в эту страну между жарким и ледяным морем; где река, несущая воды с севера и  впадающая в это прекрасное море. Греки называют ее Борисфен — Северный ветер.

Вечерело. Фотиан развел огонь и стал приготавливать немудреную еду. Вдруг в вечерней сиреневой дымке послышались голоса. Это вслед за Фотианом пришли первые христиане первой славянской общины. Дивно пахло морем и цветущей степью.

Пройдет время и много совершит Андрей, прозванный Господом Первозванным, чудес: освятит столь любимые Фотианом холмы, где потом вознесутся золотые купола Киевских храмов; оживит в Фессалониках ребенка и еще нескольких человек; в Византии создаст христианскую общину и рукоположит во епископа Стахия, апостола из семидесяти. Его пламенные и одновременно мягкие речи привлекали к нему множество людей и он, первый повлекшийся за Агнцем, радостно отдавал им драгоценные дары Слова. Приняв решение после Рима вернуться в любимое им Причерноморье, апостол Андрей пришел в город Патры,  где суровый римский наместник Эгиат подвергал гонениям христианскую общину. Апостол вступился за своих единоверцев. Вот тогда у них состоялся словесный поединок, поневоле вызывающий из памяти знаменитую картину Николая Ге «Что есть истина?»

«Мы верим в Бога распятого, что для иудеев соблазн, а для эллинов безумие». Слова проповеди апостола Андрея возмутили грубую душу римского воина. Андрея Первозванного бросили в темницу. Народ, искренне любивший Апостола, призывал Эгиата освободить его, грозил бунтом, но Андрей Первозванный просил этого не делать, ибо он первый пошел за Агнцем.  Казнь на косом кресте – как и всякая казнь мучительна, но она еще и длительна. Два долгих дня Апостол провел на кресте до своей кончины, и все время наставлял народ великой и всепрощающей любви Слова.

«Яко апостолов первозванный и верховнаго сущий брат, Владыце всех, Андрее, молися, мир вселенней даровати и душам нашим велию милость»- молимся мы, грешные, взывая к апостолу Андрею о ходатайстве перед Господом нашим даровать нам мир и прощение.

 

                                                                                      Прихожанка храма

                                                                                      Татиана Челабчи

Количество просмотров: 229.

Posted in Без рубрики.

Добавить комментарий